Россия теряет из-за ДТП около 20 тысяч жизней в год — что должно делать государство, и как уберечь себя

В России в 2017 году произошло 169 тысяч аварий: получили травмы 215 тысяч, погибло 19 тысяч. По уровню смертности на дорогах мы «опережаем» ведущие страны в 3−4 раза: в Западной Европе гибнет 5−6 человек на 100 тысяч жителей, в России — 18.

Теперь с помощью интерактивной карты можно узнать, сколько людей гибнет на конкретных дорогах и пешеходном переходах. Сергей Устинов и Алексей Радченко рассказали о своем проекте, который призван привлечь внимание к смертности на дорогах, и предложили свои рецепты решения проблемы.


Источник: dtp-stat.ru

— Расскажите о команде создателей.

Сергей Устинов: Я и группа активистов «За безопасный переход» во главе с Алексеем Радченко. Мы давно присматривались к данным ГИБДД и хотели сделать что-то из этого полезное. Я, например, создал ДТП-бот, который публикует данные о смертельных ДТП каждый день. Мы объединились — они провели краудфандинг небольшой, а моя команда со своей стороны помогла с разработкой. И вот такой проект родился.

— Такие сложно реализовать на одном краудфандинге?

Устинов:Мы скорее делали его на общественных началах. Несколько десятков тысяч рублей потратили, хотя на рыночной основе это стоило бы 200 тысяч.

— Почему решили заняться этим делом?

Алексей Радченко: Потому что обстановка с ДТП в России тяжелая, в Европе ограничения скорости движения в городах — 30−50 километров в час, в России они превращаются во все 80. Основная проблема — превышение скорости водителями. Причиной тому — специфика дорожной инфраструктуры в наших городах. Она выстроена так, что водители могут развивать в городе огромные скорости. Также большинство перекрестков провоцируют пешеходов нарушать правила — длинные светофорные фазы, неуместно расставленные светофоры на дорогах в местах, где можно обойтись и зеброй, неудобные подземные переходы, им неудобно пользоваться пожилым и инвалидам. Другие просто не хотят делать крюк и перебегают дорогу.

— Ваши оппоненты отвечают, что пешеходы сами виноваты, если перебегают дорогу.

Радченко:Пешеход не может быть виноватым, если люди массового перебегают дорогу в «неположенном» месте — значит, городское планирование устроено неправильно. Людям свойственно ошибаться — цель городских властей должна заключаться в создании комфортной среды, которая не будет провоцировать людей на нарушения.

— А какая практическая цель проекта?

Устинов: Вовлечь людей, экспертов, журналистов, чтобы они пользовались статистикой, проводились экспертные анализы. Чтобы этот портал помогал продвигать полезные инициативы в градостроительстве. Теперь у НКО, урбанистов, экспертов, появился дополнительный инструмент для того, чтобы на основе этих данных обсуждать проблемы с властью. Наша основная аудитория, помимо экспертных сообществ, — активные люди, которым небезразлична безопасность на дорогах, в том числе в их районах. Для практического предназначения, например, начинающие водители могут строить себе безопасные маршруты, где меньше всего ДТП.

Радченко: Этот проект поможет людям, которые хотят добиться улучшения дорожной обстановки на конкретном перекрестке или в своем районе в целом. Например, когда какой-то человек приходит с инициативой к местным властям, ему трудно убедить чиновника в необходимости изменений, а теперь он может аргументировать свою позицию, показывая наглядную карту со статистикой ДТП: пострадавших, смертельных случаев. Обычным горожанам это карта поможет, например, при переезде увидеть дорожную обстановку в районе, увидеть, как их ребенок будет ходить в школу.

— А вы предлагаете какой-то способ решения проблемы?

Радченко: Для решения проблемы есть рецепт, он давно опробован в европейских странах. Наши предложения основаны на европейской программе Vision Zero, цель которой — ликвидация смертности на дорогах. Эффективность программы доказана и научными исследованиями, и на практике. Мы выступаем за снижение разрешенной скорости в городах до 30 км в час, организацию комфортной пешеходной инфраструктуры.

— Но ведь в Москве в последнее время развивают пешеходную инфраструктуру.

Радченко: Все же в организации дорожного движения приоритет отдан личным автомобилям. Строительство новых хорд, эстакад не улучшает работу общественного транспорта, потому что чаще на них могут ездить только личные автомобили. И связность пешеходных потоков они, опять же, нарушают.

— Есть планы развития проекта?

Устинов: Нам важно масштабировать проект на всю страну, добавить мобильную версию. Также мы пытаемся улучшать данные ГИБДД. Например, они аварию с автобусом, въехавшим в переход, когда погибло 4 человека, «перевели» из Москвы в Подмосковье.

Радченко: Мы с активистами будем продвигать наши инициативы. Они должны использоваться в стране — пешеходы не должны гибнуть на дорогах.

Источник ➝