В Тверскую область на Isuzu D-Max: Послушать тишину

Есть в Тверской области чудесное место. Здесь царит удивительная тишина – аж звенит! Здесь такой густой чистоты воздух, что можно, кажется, хлебать его ложкой! Здесь на пятьдесят верст кругом нет ни жилья, ни шоссейных дорог.

Спрятался этот заповедный уголок России в Торопецком районе, примерно на полпути между Москвой и Ригой. И, как утверждают всезнающие поисковики, езды туда от столицы семь часов. Только одно «но» – последние полсотни километров дороги, мягко говоря, не в лучшем состоянии. А финишный участок в 32 версты и вовсе настоящий треш – похоже, его не подновляли с тех самых пор, как новгородцы под водительством Александра Невского выбили отсюда литовское воинство. С достопамятного 1245 года. Это значит, что большую часть года проехать сюда на обычной легковушке нечего и мечтать. Мы же собрались в дорогу в самом конце осени, потому необходимо было крепко подумать, какой автомобиль выбрать для такого путешествия.

И мы нашли нужный – полноприводный пикап «Исузу».

Isuzu D-Max

Порадовала плавность хода: и в незагруженной машине сзади совершенно не ощущается сильной тряски

«Эх, с погодой не повезло!» – подумалось мне, когда с ночи дождь вперемешку со снегом забарабанил по подоконнику. А может, наоборот, так и надо, так колоритнее, так по-русски! Погоды бояться – не видать на «Ди-Максе» края света, где задумчивые леса и глухие болота оторочены ожерельем ледниковых озер. Еще затемно мы забросили вещи в прикрытый пластиковой крышей кузов, разместились в просторной кабине и под бодрящий кантри Джейсона Алдина отправились в путь. Эх, Америка, куда тебе до нашей бескрайней «кантри»!

Isuzu D-Max

Приятная передняя панель: все понятно и доступно, а красная подсветка позволяет хорошо видеть показатели и днем, и ночью

Первые почти четыре сотни километров по Новорижскому шоссе мы с удовольствием наблюдали дивные пейзажи за окном и привыкали к нашему D-Max. Нужно сказать, несмотря на могучую лонжеронную раму и рессорную подвеску неразрезного заднего моста, «грузовик» порадовал неожиданным комфортом. Обутая в зимние шипованные шины машина уверенно и цепко держала дорогу, лишь иногда давала небольшой отклик в руль, когда колеса влетали в полную воды колею. Тормоза точные, адекватные. Тяговитый 163-сильный 2,5-литровый турбодизель рассчитан прежде всего на тяжелую работу – 400 Нм, как-никак! – не на гонки по трассе. Поэтому обгоны нужно просчитывать (особенно если машина хорошо груженая): разогнаться в своей полосе, заранее выжать газ в пол, чтобы «автомат» успел переключиться вниз. Впрочем, мы ехали налегке – что для такого «зверя» четверо седоков и их рюкзачки!

Любуясь туманной лентой двухполоски, окаймленной по обе стороны пушистыми заснеженными елями, притормаживая перед указателем на Дубосеково, где 16 ноября 1941-го бойцы 4-й роты 1075-го стрелкового полка бились с немецкими танками, я машинально отмечала, что водительское кресло довольно удобное, не затекают ни спина, ни ноги. На диване просторно, там вместе со всей нашей верхней одеждой и рюкзаками с аппаратурой безмятежно дремали довольно-таки длинноногие Вахтанг и Денис – и никто не жаловался на тесноту. А, уступив руль Антону, я удобно устроилась в пассажирском кресле и под удивительно тихое урчание дизеля тоже погрузилась в сладкое забытье.

Isuzu D-Max

Понижающей передачей даже на плохой дороге мы так и не воспользовались, прекрасно справлялся и просто полный привод. А если обуть Isuzu в специальную грязевую резину и включить понижайку, то можно горы свернуть, в такие дебри забраться! Что, в общем-то, очень захотелось сделать после этой поездки!

Вскоре мы встрепенулись – миновали Ржев, где во время войны из 5443 жилых домов уцелело лишь 297, а из 20 тысяч жителей выжили всего 150. Здесь, в краю темных лесов, плавных рек и тихих озер, над которыми как раз рассеивался туман и кое-где из-за серо-свинцовых туч уже проявлялся отблеск солнца, лежат более 400 тысяч русских солдат. И по телу бегут мурашки, когда я вспоминаю щемящие строчки «Я убит подо Ржевом» Твардовского: «Я – где ваши машины воздух рвут на шоссе…»

Притормаживаем на светофоре: слева постамент с Т-34, за поворотом виднеется изба-музей «Калининский фронт. Август 1943-го», а еще дальше – Музей военной истории Ржева.

Диван пикапа оказался неожиданно удобным: даже за 500 км не устаешь, удается удобно устроиться так, что спина и ноги не затекают

Диван пикапа оказался неожиданно удобным: даже за 500 км не устаешь, удается удобно устроиться так, что спина и ноги не затекают

С каждым пройденным по Тверской области километром природа будто бы преображается, околдовывая неподготовленного человека. И не зря говорят, что тверская земля – это страна истока: здесь из хрустального родника, напитавшись неистовой силой, берут начало и Волга-матушка, и красавица Западная Двина. Дорога, плавно нарезает повороты, ныряет в низины, взлетает в горку, низкие тучи медленно плывут по небу, путаясь в кронах деревьев. Все реже встречаются населенные пункты, все чаще по обочинам продают пушнину и копченую рыбу, цивилизация отступает. Мы едем мягко и плавно, словно на большом лайнере, который бороздит бескрайние просторы тверских угодий. Навигатор то находит, то теряет связь с большой землей, радио давно перестало ловить станции. И вот он наконец – долгожданный поворот на Торопец.

Первые 18 км до города даже не подключаем полный привод – едем, плавно подскакивая на ухабах, рассматриваем покосившиеся избы, наблюдаем, как вечерние сумерки исподволь окутывают поселки. Трансмиссия «Ди-Макса» – классический part-time: передние колеса рекомендуется подключать только на скользкой дороге, но делать это можно и на ходу.

Isuzu D-Max

По откровенно разбитой дороге мы порой разгонялись до 80 км/ч – за рулем такая скосрость воспринималась вполне комфортно, сзади, конечно, потряхивало, но могло быть и хуже. Скоро удивительный русский городок с его уникальными соборами в стиле «Торопецкого барокко», купеческими домами, гордо выстроившимися по обеим сторонам улиц, и иконой Корсунской божьей матери, которую написал Лука – тот самый, евангелист! – остается позади. И чем дальше мы отъезжаем от родины патриарха Тихона, композитора Модеста Мусоргского и конструктора «Бурана» Юрия Семенова, тем выбоины и рытвины в асфальте встречаются все чаще и становятся все глубже, да и сам асфальт постепенно исчезает.

На Isuzu D-Max вполне можно отправляться в дальние поездки по какой угодно дороге – машина не подвела ни разу

Внимательно смотрим на карту, чтобы не упустить нужный нам поворот. И вот она, эта дорога, отмеченная на карте, словно тонкой ниточкой протянувшаяся сквозь леса и болота. Врубаем полный привод, включаем дальний свет и выезжаем на грунтовку, перепаханную колесами лесовозов и припорошенную недавно выпавшим снегом. Картина жутковатая – вот он, тот самый медвежий угол, куда мы стремились, где на 50 верст нет ни души. Здесь и домов практически нет, а те, что попадаются, давно заброшены. По обочинам то и дело встречаются темные громады спящих лесовозов, мимо изредка протискиваются видавшие виды «уазики» и «Нивы» – больше сюда никто не суется.

Исузу_02

Стараемся держать примерно 60 км/ч, машина справляется с задачей «на ура», и через полчаса мы наконец добираемся до цели нашего путешествия. Отдых действительно получился заслуженный: просторный рубленый трехэтажный дом с панорамной смотровой площадкой и особо мягкими кроватями...

Isuzu D-Max

Только наутро мы смогли оценить правильность выбранного маршрута. Какая здесь нетронутая красота – дух захватывает! Вокруг теснится величавый лес, внизу серебрится огромное блюдо озера Наговье, вдалеке еле слышно мчит свои воды река Сережа. Тут совсем другой уклад жизни, тут человек и природа сливаются воедино, и ты наполняешься невероятным количеством сил и жизненной энергии. Здесь полностью перезагружается сознание: приезжаешь сюда из шумного города одним человеком, а уедешь – совсем другим. Этот другой, нежданно проснувшийся в тебе человек – свободный, счастливый и живой!

Теперь и в баньку. И непременно в русскую!

Источник